Интерлюдия в осеннем парке

yun_5358Сегодня теплый осенний день, 26 сентября. О чем я хотела поговорить? Будний  день, полдень. Центр города. Крошечный парк. Пожилая женщина выгуливает йорка. Миниатюрная собачка в мини-сквере. Пожилая женщина, у которой уже мало сил и собачка, у которой сил и не было – порода такая. Несерьезная собака, несерьезное занятие – прогулка на пятачке травы.

Все обочины заняты авто – институт, больница, какое-то предприятие. Здесь нет случайных людей. Либо учатся, либо работают – все спешат по делу. И даже если нет дела, такого дела, которое есть смысл существования, то есть другие дела, которые надо исполнять, сообразуясь с положением служащего ли, студента ли.

Итак, положение определяет огромное количество дел, которые заполняют эфир дня. И когда положение меняется  — день опустошается. Нет никаких обязательств перед внешними обстоятельствами. Как часто человек задумывается о делах, которые присутствуют в жизни только как составляющая той или иной роли. Исчезнет роль – и из дневной круговерти выпадет ряд движений, образовав прореху в распорядке дня.

Чаще всего человек теряет привычные роли, когда вырастают дети, уходят супруги и, выходя на пенсию. А если эти события совпадают во времени – приходится очень туго!

Что же можно предпринять, чтобы не сорваться в бездну пустых дней?

Научиться  самому придумывать себе дела и получать от этого искреннее удовольствие.

Хорошо бы найти тот ВУЗ, где этому научат, и закончить его с красным дипломом. Увы.

Можно перекопать сад, или вырастить тонну картошки, а можно гоняться по квартире с уловителем пыли, или учить своих детей как надо воспитывать их детей. Многое можно. Мне кажется, что лучшее времяпрепровождение в зрелости – это наставничество. Причем желательно, чтобы не безвозмездное и чтобы не самому навязываться – я лучше знаю, а чтобы попросили – расскажи да покажи.

А как это наставничество осуществить? А для этого надо накопить (чтобы было чего отдавать) знания,  умения, опыт. И, значит, свои роли в юности и молодости надо играть качественно. И не жадничать. А быть готовым отдать то, что называется интеллектуальной собственностью.

Где же можно увидеть это наставничество? В ВУЗе – но численность там не очень большая, на предприятии – но администрация не слишком благоволит пенсионерам, или дома бабушки – дедушки, опекающие внуков, но вряд ли получающие за это денежное вознаграждение. Т.е. увидеть можно, но скорее это исключение из правил. А правило таково, что уход на пенсию вычеркивает человека из сферы деятельности. И что? Опустить руки? Нет! Надо бороться за то, чтобы быть деятельным! И бороться, прежде всего, с ленью своей собственной. Но не добивать ее как гидру капитализма,    а контролировать ее мурчалку: «Да поспи еще, ты же на пенсии. И не ходи никуда – погода плохая. А скушай лучше шоколадку – вырабатывается гормон радости». Иногда к этому полезно прислушаться, но не вводить в систему. И завести маленькую собачку, и выгуливать ее как минимум два раза в день, и на выставки ходить, и научиться ее стричь, и поделиться с другими своим умением, а если удастся денежку заработать – совсем хорошо, а если сайт организовать…  Остапа несло!

Скептик спросит: «Ну и что нового? Пенсионер и собака!» .

А я не для скептика. Я – аналитик. И понимаю, что новизна существует для незнающего. А вокруг все знающие. И только редко-редко, совсем чуть-чуть не могущие что-то сделать. Потому что между «делать» и «знать» не всегда прослеживается причинно-следственная связь.   А делать надо. И писать воспоминания о своей жизни надо. Для детей, для внуков, для себя, для потомков. А может из воспоминаний получится роман, или поэма, а может сказка… или в крайнем случае подобная статья.