Поговори со мною, мама…

— Мама,  посмотри какое платье я купила! Какое красивое и мне  идет!

И хочется услышать в ответ:

— Ах! Какая красота! Ты самая восхитительная! Какой у тебя вкус!

А слышим:

— Ну да… Ничего… хорошо хоть не обтягивает …

Или:

— Неплохо. А когда я была в твоем возрасте, спину держала идеально. Помнишь мое синее в горошек? Я в нем была прям статуэточка! Как не помнишь? У тебя уже склероз!?

Или что-то похожее.

И привычно опускается голова, уходит в плечи – какая уж тут осанка. И свет меркнет, и в этом свете тускнеет яркая ткань нового платья. И в воздухе пахнет уже не морозной свежестью, а жареным луком и пылью, и чем-то  ещё непонятным, но унылым.

Настроение становится привычно — посредственным, погода – пасмурной, день втискивается в сетку распорядка – никаких мечтаний и фантазий, только дела и обязанности. Без обязанностей не обойтись, ты должна «светить всегда, светить везде, до дней последних донца», но светить исключительно с пользой для других. И не для каких-то неведомых других (Кого это ты радовать собралась?), а для конкретных других – близких других (У тебя что, родни нет?).

— Можно вырваться из этой паутины?

— Если есть желание, то можно.

— А как?

— Давай поговорим о бабочке.

— О бабочке?

— Да.

— Прежде чем вспорхнуть в синеву неба, бабочка проходит цикл перевоплощений. И нам надо присмотреться к этим этапам.

Сначала личинка будущей бабочки малоповоротлива и главным делом жизни для неё является пополнение ресурсов – она много и вкусно ест. Когда емкость для ресурсов наполнена до краев, личинка начинает строить кокон (используя строительный материал того самого ресурса). Для  чего нужен кокон? Чтобы защитить нежное тело личинки от агрессии окружающего мира. От жара и холода, дождя и ветра, от хищников и вампиров. Ну вот,  кокон построен. Теперь личинка будет в нем зреть до поры.  А когда созреет, проделает в коконе отверстие и выйдет из него бабочкой.

— Как нам поможет этот биологический экскурс?

— А давай попробуем уподобиться будущей бабочке. Представим, что ресурс жизненного опыта уже есть, теперь будем строить кокон,  крепостную стену, ограду – что угодно, чтобы защитить себя от агрессии окружающего.

— Это всё красивые слова! А делать-то что?

— Не спеши. У каждой гусеницы свой кокон.

— Я – не гусеница!

— Конечно  — нет! И именно поэтому невозможно дать один рецепт.  Давай посмотрим какие стороны жизни надо защитить. Чьи замечания причиняют боль? Как создать антидот. И, прежде чем выстраивать фразу, отрезвляющую агрессора, попробуй расправить плечи, поднять голову, не отводить взгляд. Какие слова приходят в гордо поднятую голову? А теперь если их озвучить, как плечи, шея? Не сжались от страха? И опять обращаемся к метафоре гусеницы в коконе. Алгоритм изменений: внутренняя готовность к изменениям позволяет продемонстрировать эти изменения в жесткой форме и именно жесткая форма сохраняет уязвимое новое от агрессивного зрителя.

— Не умничай! Можешь проще? Я  не понимаю, что делать-то?!

— Чаю хочешь? У меня конфеты вкусные есть.

— Я не ем сладкого!

— Совсем? А почему? Расскажи.

— Это вредно!

— А чай без конфет будешь?

— Без конфет не вкусно!

— Как ты думаешь, на что похоже наше препирательство из-за предложения перевести дух за чашечкой чая?

— А …это было …оборона?

— Ага! Значит выставляем оборону по всему фронту. А потом для не токсичных предложений прорубаем амбразуры. И всех, карабкающихся на стены нашей цитадели фильтруем по принципу: что несёт. Если провиант, поддержку или патроны – пускаем, если критику, утрату целостности – нет.

— Ну что, переведем дух? Чайку? С цукатами!