Золотая рыбка

image_560305131414168458845Утро пятницы. Алина проснулась, взглянула в окно и улыбнулась. Прохладный ветерок запузырил тюлевую занавеску и освежил зарумянившееся от сна лицо.

— Бодрое утро! – заверещал мобильник.

— И тебе, — Алина шлепнула пальцем в телефон, мобильник замолчал.

Одеться, умыться, кофе – по дороге, и вот Алина уже на автобусной остановке. Времени до начала работы – полно. «Может пешком?» Но подкативший автобус развеял благие намерения здорового образа жизни и Алина с удовольствием плюхнулась на нагретое солнышком сиденье. Плавное движение автобуса укачивало и настраивало на неспешные мысли об отдыхе.

Бамс! Автобус тряхнуло и перекосило.

— А-А-А!!!-а-а-а…

Больше ничего не происходило. Автобус стоял. Алина осторожно пошла к выходу. Двери были открыты. Она вышла. Отошла к тротуару и оглянулась посмотреть, что случилось. Правое колесо автобуса провалилось в канализационный люк. Водитель озадаченно топтался около обездвиженного транспортного средства.

Сдержав порыв подойти и предложить помощь, Алина пошла в сторону работы. Приятные мысли остались в автобусе, а в голову лезли мысли о бегстве, предательстве, равнодушии. Её тревожило то, что она пошла наперекор своему миропониманию. Её воображение рисовало печальные картины брошености и одиночества. Ей было жалко водителя, беспомощного  перед махиной неподвижного железа. Она чувствовала, что если бы ей очутиться на его месте, то человеческое участие поддержало бы её. Какое-то время Алина продолжала идти вперёд. Потом резко развернулась и поспешила обратно к автобусу. Ей представлялся возможный диалог:

— Я могу быть Вам полезной?

— Да что уж тут! Но спасибо Вам за участие! А Вы на работу?

— Да.

— Не опоздаете?

— Не беда!

-А хотите кофе? Мне мама термос положила.

-С удовольствием!

Приятные мысли были прерваны скрежещущей матерщиной. Водитель разговаривал по телефону. Судя по отдельным литературным словам, диалог состоялся с диспетчером. Но малоподходящие для печати слова неслись с разных сторон – обездвиженный автобус собрал за это время приличную пробку.

Настроение Алины испортилось окончательно. От заманчивых картин продолжения знакомства и приятных встреч в предстоящие выходные не осталось и следа. Осталась обида. Обида была  горькой на вкус как пережаренный кофе.

Алина спешила на работу. Проходя мимо зоомагазина, в витрине она заметила аквариум с вуалехвостом. И эта прелестная рыбка напомнила ей сказку Пушкина. Алина подумала о том, чего бы она пожелала, если бы рыбка её спросила. От возникшей мысли Алина остановилась. Она также как и старик, ходила бы к морю и просила бы у рыбки всякую ерунду для кого-нибудь. Но не для себя! Потому что она не знает, чего ей хочется!

И вдруг засияло солнце – Алина поняла, что водитель автобуса ей понравился, что она хочет с ним познакомиться. И она опять повернула обратно.

Автобуса на прежнем месте уже не было. Канализационный люк – причина несчастий- был огорожен бело-красными конусами.

Алина побрела на работу. А поскольку на работу она опоздала прилично, то решила зайти в кафе за большим стаканом капучино. Возле стойки сидел молодой человек. Алина взглянула на него и узнала в нём соседа по подъезду.

— Здрасьте, — сказал молодой человек.

— Здрасьте, — отозвалась Алина.

— У меня вояж накрывается, — бросил молодой человек.

— Куда? – спросила Алина.

— В Питер, на выходные.

-?

-Компания развалилась. Все разбрелись.

— Я хочу поехать, — Алина сама от себя не ожидала такого.

— Ну!?

— Меня Алина зовут.

— А я — Миша.

— Поездом – самолетом?

— Сапсан.

— Когда.

— Завтра утром. Сбор у подъезда в 5.00.

— Ладно.

Эти выходные в Питере оказались на удивление солнечными. Удовольствие от поездки, от великолепия города, от своей спонтанности, от нового знакомого давало Алине  уверенность в возможности перемен и вселяло надежду, что эти перемены к лучшему.