Верить или не верить?

Жизнь хороша

Когда возникает вопрос о вере, подразумевают, в основном, религию. Говорят о вере или неверии в бога.

Сейчас я хочу обсудить вопрос о вере в контексте доверия кому-то другому кроме себя. Если человек делает выводы, основываясь лишь на собственном опыте, он ограничивает свою жизнь очень небольшим периодом времени. Ведь пока он самостоятельно определит, что перед ним, например, черный медведь (хищник, не отказывающий себе в удовольствии слопать человека) период его пребывания на Земле подойдёт к концу и этим опытом воспользоваться ему уже не удастся.

Ребёнок растёт и заботливые родители учат его многим вещам: показывают, рассказывают, поощряют и запрещают. До какого-то момента всё идёт именно так. Но в какой-то момент ребёнок принимает решение о том, что он вполне уже взрослый и может иметь своё мнение по всем вопросам, а чужое ему не нужно. И все воспитатели со своим жизненным опытом (тоже, кстати сказать, не совсем своим, а перенятым) и огромным желанием охранить неоперившегося птенца, остаются не у дел.

Птенец выпархивает и начинает нарабатывать свой опыт, набивая шишки и теряя перья. Вполне себе нормальный процесс роста… если за период максимального доверия, родители и воспитатели успели вложить в дитятю неопровержимые ценности, главная из которых — ценность человеческой жизни: своей и чужой.

Были времена, когда подрастающее поколение мечтало отдать жизнь за свободу, равенство, братство или что-то подобное. Бросить жизнь к ногам возлюбленного (или возлюбленной) – тоже не менее популярная жертва. Отовсюду веет романтизмом юности и отсутствием понимания.

Каждое живое существо стремится жить. Это инстинкт. Что же должно было навешаться на этот инстинкт, чтобы заглушить его!?

Если человек задумывается: быть или не быть?, его ещё можно постараться отвлечь. Хуже, когда не задумывается. И жизнь ценностью просто не является. А инстинкт убит.

Чтобы до таких крайностей дело не доходило, воспитатель, пока его ещё слышит воспитуемый, должен сам осознавать жизнь как великую драгоценность, уметь жить и любить жизнь. Он должен суметь донести до своего питомца безусловность этой ценности. И вот тут встаёт вопрос о доверии. Если воспитатель грубо пренебрегал своими обязанностями, был равнодушен, холоден, не осознавал своей ответственности, вряд ли когда он опомнится и возьмётся за воспитательный процесс его слова будут восприняты на веру.

Часто можно услышать:

— Я никому ничего не должен!

Это заблуждение.
Должен. В первую очередь себе самому. И близким, особенно слабым близким: старикам и детям. Детям – дать старт жизни, бережно поддержать в начале пути. Старикам – согреть и успокоить на закате.

На самом деле человек хочет верить в добро как таковое, в доброе отношение близких, в ценность себя для других. И разрушать это желание опасно.

Жизнь неоспоримая ценность, великий дар, который надо бережно хранить и передать своим детям. И верить в эту истину надо безоговорочно, не пытаясь проверить её своим опытом.

Не променяй же детства на бессмертье
И верхний свет на тучную свечу.
Всё милосердье и жестокосердье
Не там, а здесь. Я долго жить хочу!
Я быть хочу! Не после, не в веках,
Не наизусть, не дважды и не снова,
Не в анекдотах или в дневниках –
А только в самом полном смысле слова!

Юна Мориц